logotype

Логин      /     Регистрация

Вторник, 24 Апреля 2018 года

Пьеса «Бабушкина внучка»

 

Рассчитана на всю семью – от детей до родителей и от родителей до дедушек и бабушек

Действующие лица:

 

БАБУШКА:

Нина Андреевна Овес

Женщина божественная.

Аккуратна, следит за собой. Говорит на распев. В высшей степени интеллигентна. Движения плавные, грациозные, вычурные.

Обильное тело.

– ГОЛУБКА

 

ДЕДУШКА

Владимир Николаевич Овес

Оптимист в полном расцвете сил.

Любит жену, дочь и внучку. Человек не злой по натуре, но сварливый

и упертый.

Деловой, хваткий.

Интересный мужчина, густые жесткие волосы с проседью.

- БОЙЦОВСКИЙ ПЕТУХ

 

ПАПА

Иван Осипович Кленов

Ботаник - неудачник

Ревнив, подозрителен, недоверчив

Крепыш, маленького роста, лысый. Фон для доминирующей жены.

Боготворит жену, относится к ее капризам снисходительно, как к

прихотям ребенка. Склонен к спешным выводам Терпелив, умеет взять себя в

руки.

Пессимист.

- УЧЕНЫЙ КОЛОБОК

 

АНТОН

АНТОН Александрович Емилин

Взвинченный и нежный мальчик

Робок, застенчив, не сдержан, ревнив, нетерпелив

По сути – ребенок. Личность мечущаяся – по уши влюблен в Аннушку

ВОРОБУШЕК

 

МАМА

Евгения Владимировна Кленова

Неуравновешенная

Нервная, не сдержанная, истеричная, склонна к спешным выводам,

ранима, эксцентрична.

Высокая, худая до костлявости, с яркими рыжими волосами. Мелкие жесткие

кудри как шапка. Украшения утонченные, всегда на шпильках, однотонные

платья чуть выше колена. На две головы выше мужа. У нее бардак и в голове и в

жизни. ДИКИЙ КАКАДУ.

 

АННУШКА

Анна Ивановна Емилина

Сущие дитя

Наивна, добра, доверчива. Слишком идеализирует происходящее. Непостоянна.

ПАРХАЮЩАЯ БАБОЧКА.

 

 

ДЕТЕКТИВ

Частный ДЕТЕКТИВ – Никанор Иванович Подвезло

Изворотливый хитрец.

Скользкий тип. Человек себе на уме. Способен на подлость. Виртуоз афер.

Среднего роста. Выглядит убедительно. В костюме и при парфюме. Лицо неприятно, с заискивающей, притароной улыбкой. Прическа - зализанные назад волосы.

 

ЛЕОКАРДИЯ

Просто Лека

Шумная, громогласная, приземленная, бабистая.

Уверена в себе. Без комплексов. Активная, позитивная, беззлобная, искренняя,

веселая, целенаправленная, исполнительная. Легка на подъем, загорается идеей.

Крупная, плечистая, одевается ярко и безвкусно – крупные, не к месту

украшения, бесформенные платья, горящие темные глаза. Броский макияж.

 

Часть первая

Первый этаж. Квартира. Со вкусом обставленная гостиная пожилой четы c деньгами: кресло, диван, стол, шкаф, сервант Мебель стоит по правой стороне. С лева – входная дверь, окно, ковер. Дверь в комнату рядом с шкафом.

На диване сидит Нина Андреевна, читает газету.

В комнату, рыдая, вбегает АННУШКА.

АННУШКА – Бабушка! (бросается бабушке на грудь)

БАБУШКА – Ну, что такое, моя зайка? Что случилось?

АННУШКА – Антон! Он… он…(в слезы)

БАБУШКА(вспоминает) – Антон… Антон… А! Антон! Тот милый мальчик на свадьбе -твой муж! Симпатичный мальчик. Что с ним? Все в порядке? Он здоров?

АННУШКА – Нет! Нет! Нет! Ничего не в порядке! Он не здоров! Совершенно больной человек. Он болен. На голову!

БАБУШКА - О чем ты, Анечка?

АННУШКА – Ну почему, почему я такая невезучая?! Ну почему вот вы с дедушкой театры, кино, вечера, поездки, выставки, экскурсии… Где он к стати?

БАБУШКА – Отправился в театральные кассы. Мы собираемся в ближайшее время посетить прелестнейший спектакль…. Я даже выбрала наряд, такое красивое нежно голубое платье…. Не о том речь. Что у тебя?

АННУШКА – Бабушка! Ну почему, почему со мной всегда так? А взять хотя бы маму. У них с папой все прекрасно! Он возит ее по миру, они путешествуют. Заграница, выход в свет, кино, театры, платья магазины – любой каприз! – все для нее. А я?! А мой Антон!!? Ну что он за … зараза.

БАБУШКА: - Анечка, неужели ты думаешь, что все так просто? Помню задолго до твоего рождения, года за два примерно, твоя мама, Евгешенька, прибегала с точно такой же проблемой. Впрочем, она и после твоего рождения ни раз прибегала с точно такой проблемой, и на днях…

АННУШКА – Папа ее не любил?! Издевался над ней? Мучил морально и духовно?!

БАБУШКА: – Нет, не совсем. (с ностальгией): Знакомые слова. Она мне говорила их. Но нет. Там было обычное непонимание супругов. Ведь вы только начинаете жить вместе – чего же ты хотела?! Это жизнь.

АННУШКА – Ну вот! И ты меня не понимаешь и он! А я совсем одна и мама в Азии, или в Америке, или еще где-то – не помню. С папой в кругосветном путешествии… А мой Антон – жлоб, изверг, грубиян и неуч!

БАБУШКА – Он после свадьбы стал таким?

АННУШКА: - Нет. Не знаю. Нет, не был. Да, был… до свадьбы тоже. Но теперь… Мы ведь женаты! Он обязан измениться!

БАБУШКА: - С чего бы вдруг?

АННУШКА – Но мы теперь супружеская пара! А он!

БАБУШКА: – Анюта! Ну что за чушь! Ты ведь влюбилась… И вышла замуж по любви. Я, правда не знаю, каким он был до брака, но уверенна – те же качества, которые сразили твое сердце – все так же с ним. Но теперь ты заметила и недостатки.

АННУШКА – Он - кошмар! Он… ААаааааааа!!! (в истерику)

БАБУШКА – Ты лучше расскажи, за что полюбила этого Антона.

АННУШКА – он первый в моей жизни (пауза) читал стихи…

БАБУШКА: – Как романтично! Продолжай.

АННУШКА – Брал томик в руки и читал вслух.

БАБУШКА: – Какая прелесть.

АННУШКА – Да! Я просила – он читал. Но, я не знала, что за этой нежной, романтической маской прячется бездушное чудовище!!!

БАБУШКА: – Что так?

АННУШКА – В театр он не хочет и предлагает идти одной, или еще лучше посмотреть телевизор. С Кино – та же история. И выставки и музеи и поездки – все, чем я живу он …он не воспринимает! Он – злодей! Хочу, что бы был как дедушка, как папа!

БАБУШКА: – наивная моя! Ты думаешь, наши мужья не противились высокому? Ты думаешь, они не отпирались? Здесь есть только один способ – строжайшая, жесточайшая дрессировка! Что б в театр – как по команде! (пауза и продолжает привычным мягким голосом) Ну, вспомни кем я была. Я – дочь дворянина. Я – голубая кровь, аристократка (поднимает взгляд к небу) Вот Я!(указывает вверх) А вот он(указывает вниз) – сын рабочего и крестьянки. Какое искусство – что ты!!! Какая музыка!? Какой театр!? И когда я просила, уговаривала, упрашивала, угрожала – он все одно – не буду, не пойду! И что же мне? Мне нужно. Для души! Для сердца! Тогда ему я говорю: «Мой милый друг – Задобрила ласковой фразой. – Ты когда брал меня в жены, знал обо всех недостатках. Таких как: любовь к театру, музыке, знание восьми языков, о том, что я «бренчу» на пианине! Ты знал! И в жены взял! Я же мирюсь с твоими недостатками, такими как, ну к примеру… да что там примеры! Их у тебя целая куча! Возьмусь перечислять – дай Бог к утру окончить!» Его мои аргументы убедили. И с горем пополам, с руганью и скандалами, он согласился меня сопровождать. Все время фыркал на спектакле, придирался, но не в этом суть. Суть в том, что я всегда стремилась к независимости – самостоятельность – штука хорошая. Дает свободу действий… Хочешь – театр, хочешь – кино. И никакого отчета. А мне какая самостоятельность?! Я, кроме музицирования и знания языков ничего не умела, ну вальсировать еще – все! Пришлось крутиться. На добровольных основах – в драмкружок, в школу музыки, потом устроилась на пол-ставочки, потом на целую. Детишек учили со сцены говорить, а я им музицирую за занавесом. В том драмкружке был большой гардероб старинной одежды – для постановок спектаклей. Я эти платья, под предлогом стирки домой брала. Обычно три, четыре платья. А вечером для мужа представление устраивала – с прической с макияжем (грим на работе брала иногда), с украшениями – вперед - показ мод в одной из коммунальных комнатушек, в секрете от соседей, в секрете ото всех! Он, поначалу, противился – мол, что за глупость, не по пионерски рядиться в бутафорию! А потом, ничего, привык. Я ему знаешь что говорила: «не нравиться? – иди. Найду кому показать». Пару раз сказала, и он смирился, даже стал воспринимать как наказание, когда я долго не устраивала показ мод.

АННУШКА: - Но Бабушка! Антон, он… Он меня бесит, нервирует, выводит из себя. Он мне назло стал читать стихи без выражения! Без выражения, представь!!!

БАБУШКА: - Кошмар!

АННУШКА: - Меня бесит он сам и все, что он делает. Я предложила ему сделать модную стрижку, что бы на затылке ему красно-черным выкрасили, ну такими перышками, ну ты понимаешь, такой яркий стиль– супер, модно! А он не хочет! Нет, он что мне и моему вкусу не доверяет?! Неужели так сложно пойти на встречу любимой, как он утверждает, девушке?! Мы, все-таки не первый день женаты.

БАБУШКА: - Да-да, я знаю, третий.

АННУШКА (с обидой) Представь, целых три дня, а он еще не научился меня понимать! Брр.

БАБУШКА: - Успокойся, Анечка. Я, конечно, плохо его знаю – впервые увидела на свадьбе, позавчера. Но я понимаю твоего мужа. Поставь себя на его место.

АННУШКА: - Ставила! И на его, и на свое! И что?! Два года, БАБУШКА, два года читал стихи! Это о чем то говорит! Запудрил мне, бедной, мозги. Коварный соблазнитель!

БАБУШКА: - Анечка, послушай меня. А если он предложил бы тебе покрасить волосы в розовый, или вовсе сбрить?

АННУШКА: - Я бы!... – в тот же день!

БАБУШКА: - А если, если бы он предложил, к примеру, исправить форму носа? (Аня хватается за нос двумя руками). Он бы, к примеру, захотел, что бы он стал курносый.

АННУШКА: - Мой нос?!

БАБУШКА: - К примеру…

АННУШКА.: - Ага.

БАБУШКА: - Ты бы ведь не стала делать пластику. Ведь не стала бы?

АННУШКА: - Я.. Угу (отрицательно качает головой, кивает). Не буду.

БАБУШКА (со вздохом облегчения) - Ну вот и хорошо, вот и ладненько. Ты не будешь, и он, Аннушка, тоже не будет.

АННУШКА: - как? Я нос… А он… А! Понятно. Спасибо, Бабушка. Спасибо!

АННУШКА целует бабушку и уходит, прикрывая нос рукой.

Нина Андреевна достает мобильный телефон, набирает номер, прикладывает к уху.

БАБУШКА: - Евгеша, дочка? Да, это мамулюсик. Евгеша! Евгеша! Слушай маму! Да, я рада за вас. Евгеша! Послушай меня! Не тараторь!... Да… Да, рада за тебя… Да слушай же! Сколько можно! Прервись и послушай. Я тоже соскучилась. О небеса! О Боже!... Послушай наконец родную мать! Евгеша! Катострофа!!! (в сторону): Слава Богу, умолкла. Тишина – бальзам на мою душу. Евгеша, наша прелестная Анюся, наша Аня, в опасности… Угомонись, Евгеша! Дослушай до конца! Хватит истерик! Не смей рыдать! Послушай! Евгеша!!! Она в беде! Ее трехдневный брак на краю. Считаю, мы должны вмешаться. Езжай сюда – Иван пусть остается – сама сюда! Мы должны брак спасти! Нельзя же ей, нашей Аннушке, позволить по наивности и неопытности, позволить разрушить союз, основанный на любви! Чистая любовь – без примесей! Другое дело, если бы она обдумано, с чувством, с расстановкой шла на этот шаг. А так из-за страсти, накала чувств. Хотя Аннушка и с расстановкой… Но, в любом случае, если будет разводиться, то обдуманно! Езжай сюда, мы все исправим! Все! До встречи! Потом расскажешь. Потом! Пока! Пока же!

Возвращается АННУШКА.

АННУШКА: - Бабуля, я не поняла… Что теперь? Что мне ему сказать?! Что?! Хочу развод! Он мне противен этот… муж! Как мне сказать, что я его ненавижу?!

БАБУШКА: - Не надо. Не говори! Девочка моя, к чему ему это знать? Не стоит его шокировать! Он все же муж… Когда то, я думаю, не более недели назад, он был любимым и единственно желанным.

АННУШКА: - Уввы, коварная судьба меня с жестоким соблазнителем свела.

БАБУШКА: - Не в этом суть! Ты, АННУШКА, пойми – мужчина, как кусок глины. Из него нужно вылепить то, что нужно тебе. Лепи! Не может же глина сама себя лепить! Вот мы с дедушкой хотя бы. Способ есть безотказный – формирование методом подталкивания! Это когда мужчина думает, что он сам что-то придумал, а на самом деле это ты его ловко подвела к такому решению. К примеру, покупка платья, но это отдельный разговор.

АННУШКА.: - Нет, не отдельный. Давай о платьях.

БАБУШКА: - Послушай, Анечка, когда то мне приходилось самой бегать по театральным кассам, выставкам и музеям, так как мой муж отвергал все прекрасное, кроме, естественно, меня. Так вот, а когда он привык и походы по этим, как он выражался «злачным местам» вошли в привычку, я попросила его сходить за билетами и выбрать, что ни будь про Египет, если будет, и в постановке одного, известного на тот момент режиссера. Я несколько раз сказала заветную фразу: «Если там, конечно, такое будет». Он вернулся счастливый, с билетом в руках и сказал, что мне повезло и было как раз то, что я хотела. После спектакля, он был в полном восторге. Спектакль действительно был очень удачным. А мой муж горд, как никогда! Он то и не подозревал, что до этого я три дня ходила по театральным кассам, выбирая спектакль. Вот так то! Будь нежнее со своим мужем – мужчины, существа хрупкие. Нужно их беречь.

АННУШКА: - Бабушка, он коварный искуситель, а я попала в его сети!

БАБУШКА: Милая, я все понимаю. И я была молода. Твоими стараниями и моими молитвами все исправится и наладиться. Не переживай. Ну все – беги.

АННУШКА: - Спасибо Бабушка. А он все равно негодяй и коварный искуситель. Ээээ (вспоминая) – нос и нежность! Да, все помню! Пока!

АННУШКА уходит.

Нина Андреевна, сложив руки лодочкой, устремляет взгляд к небесам.

БАБУШКА: - О небеса! Пошлите мне на помощь кого ни будь! Что бы внучку вразумил! Святые небеса! О Боги! Пошлите мне помощника!

Входит АНТОН, взъерошенный, растрепанный, как задиристый воробей. Рубашка наполовину заправлена в штаны, наполовину вылезла.

(пауза)

БАБУШКА: (к Антону) - Посланник небес? (к небу) - Благодарю!

АНТОН: - Да, пожалуй. Посланник небес - и небо меня послало. Где Анна?

БАБУШКА: - Вы и об этом знаете? (шарит рукой по журнальному столику) О небо! Где же очки?(находит и надевает очки) Так вы Антон! Я сразу не узнала. Присаживайтесь птенчик, внучек. Садитесь!

АНТОН: - Нина Андреевна?

БАБУШКА: - Да, Антоша.

АНТОН (чуть не плача) – Она сбежала! (в слезы и бросается плакать у Нины Андреевны на груди)

БАБУШКА(в сторону): - Это и есть коварный искуситель?

АНТОН: - Да, я.

БАБУШКА: - Не плачьте милый!

АНТОН: - Она сбежала от меня! (в слезы) А я читал ей стихи, вот, посмотрите (достает томик) Вот! Я вас любил!... Нет, не то! (листает) Вот!

Я к вам пишу, чего же боле,/что я могу еще сказать,/ теперь я знаю в вашей воле/ меня презреньем наказать!

БАБУШКА: - Ну не горячитесь, Антоша. Женщины существа ветреные, чувственные. То плачем то смеёмся. Мы как нежный цветок. (лукаво): как буд то вы не знаете.

АНТОН: - Нет! Не знаю… ээээ… Знаю, в смысле цветы, грядки. Знаю…

БАБУШКА: - Вы же мужчина! Возьмите себя в руки!

АНТОН: - Взять в руки??

БАБУШКА: - Да, успокойтесь. Она Ваша жена. Вы любите друг друга. (в сторону): Как вы вообще женились два ребенка? (к АНТОНу): Вы же мужчина! Так ведь?

АНТОН: Дяяяя.

БАБУШКА: - Ну вот, хоть что то! А мужчины не обращают внимания на женские капризы, слезы и прочее.

АНТОН: - Да, да, не обращают.

БАБУШКА: - Ну вот! Возьмите ситуацию в свои руки, твердо, по-мужски! Но вначале успокойтесь СМИ – вот вам платок(протягивает платок) Спокойны?

АНТОН? – Да.

БАБУШКА: - А теперь подумаем что делать.

АНТОН: - Она сбежала,.. Ик! (начинает икать)

БАБУШКА: - Вы помните, что вы мужчина? А мужчина, он всегда мужчина! Вы хотя бы предполагаете по какой причине моя внучка сбежала от вас?

АНТОН: - Не знаю.

БАБУШКА: - Возможно, ей не хватает вашей любви, ласки, нежности, внимания?

АНТОН: - Я все для нее! Ну, если только… В последнее время она пару раз обмолвилась, что хотела бы, что бы я читал стихи чуть выразительнее.

БАБУШКА(эмоционально): - Ну вот! Видишь, какой ты молодец! Осталось только выполнить прихоть любимой! Ведь это не сложно! А ей счастье.

АНТОН: - Да, да! Вы правы! Как я сам не догадался?

БАБУШКА: - Знаете, что мы сделаем? Как только она появиться, Вы начнете ей выразительно читать стихи.

Заходит Аннушка, прикрывая нос рукой

АННУШКА: (Антону)- Ой, привет. Ты здесь… Ты, хе…(улыбается, жмется)

АНТОН бросается к ней.

АНТОН: Любовь любить любимым завещала.(чмокает Аннушку в щечку)

АННУШКА: - Эээ, муж.

АНТОН(благоговейно): - Да люби… (серьезно): в смысле жена.

АННУШКА: - Я погорячилась с прической. Да. Оставь себе свои волосы и… Ну, вообщем, да.

АНТОН: - Спасибо, люби… в смысле жена.

АННУШКА: - И если мой нос… Ну. Воть.

АНТОН: - У тебя замечательный носик. И ты сама замечательная, и…(смотрит на Нину Андреевну, та кивает. АНТОН поспешно открывает томик и начинает орать стихи): Я памятник себе воздвиг нерукотворный! Ой… В смысле я Вас любил, любовь еще быть может в душе моей угасла не совсем… Нет, АННУШКА, ты только не подумай. Я тебя люблю и…

АННУШКА(Бабушке): - Ну вот! Видишь!? Он издевается надо мной! Аааааа…. Он намекает на то, что бы мы развелись! Видишь? (к Антону): - хочешь развод, ты его получишь!

Аннушка вылетает вон, за ней Антон. Из-за сцены слышатся крики, шум, летят какие-то предметы.

Возвращается АННУШКА, всклокоченная и решительная.

АННУШКА: - Все! Развод! Я его выгнала! Все!

БАБУШКА: - Аннушка, милая! Что же ты так? Ну ты же женщина. Жен-щи-на! Чувствуешь? Ну разве так можно? Конечно, на свадьбе твой Антоша показался мне попрезентабельней.

АННУШКА: - Это ты к чему? Он самый этот, как его, сексуальный мужчина в моей жизни!

БАБУШКА:(в зал) – Тяжелая у моей внучки жизнь, (к АННУШКА): - Послушай внученька, к нашему разговору. У нас с дедушкой не все просто сказывалось. Опять же, вспомним про театр. Твой дедушка был невыносим. Его даже вынести в театр невозможно было. Но я его переборола – лаской и нежностью! Лаской и нежностью. Иди сюда. (подходит к шкафу, достает фотоальбом) Вот,садись рядом, сейчас покажу тебе дедушкины фотографии. (умиленно): вот, посмотри какой остолопик. Если из него человек получился, то и из твоего точно сделаем!

АННУШКА: - Остолопика, хи.

БАБУШКА: - Эх, внученька. Столько переживаний. Пойдем, я знаю одно действенное средство от всех печалей. Думаю, тебе срочно нужно принять это ЛЕКАрство.

АННУШКА: - Какое, бабушка, какое?!!!

БАБУШКА: - Древний женский способ излечения от любой хандры – поход по магазинам. Но не так – пробежаться, а с чувством, с толком, с расстановкой! Что бы слиться с процессом и получать истинное удовольствие. Купить что ни будь красивое.

АННУШКА: - И шоколада побольше! Тортиков всяких и пирожных!

БАБУШКА: - Да, сладости от любой депрессии излечат.

АННУШКА: - И черт с ней с фигурой! И черт с ним с браком! Хи-хи – остолопик.

Аннушка и Нина Андреевна уходят.

Пояляется Владимир Николаевич.

Дедушка: - Дорогая, ты дома? Нет никого. А я только билеты в театр купил. Где ж она?

Входит Антон.

ДЕДУШКА: - Ооо! Антоша! Внучкин муж! Узнал, узнал. Заходи, присаживайся.

АНТОН: - Она меня не любит! Ни капельки! А я ей даже стихи читал!

Дедушка: - Кто? Анька что-ли? Глупость. Не любилаб – замуж не пошла б. А что, есть за что не любить? Ты на чистоту отвечай – здесь все свои…

АНТОН: - Да все делаю! Все!

ДЕДУШКА: - Ты, Антош, запомни, женщины, они как глина. Из них вылепит нужно то, что надо тебе. Вот я, к примеру, из моей Нинки смотри какую конфетку сделал. Это по твоему просто так? Нет! Это годы упорной работы. Так сказать дрессировки. Эх АНТОН, АНТОН, у Нинки то моей и вкуса не было. Что там, аристократка! Они, эти голубокровые, разве могут что?! От того и вымерли, что голубокровые. Моя Нинка то! А! Это я ее вымуштрафовал. Аристократы, аристократы, они же Паф! Даже говорить не хочется! Да не в этом дело. На твои мужественные плечи, мммм… да. На твои плечи опускается тяжелый груз ответственности – твоя жена. А жены – те же дети, их нужно воспитывать, вкус прививать. В первую очередь вкус к высокому. Она же ноль была! Даже на спектакли которые ей нравились тыдно ходить было! Ну я и стал потихонечку ей советовать, так, что бы не обидеть. Потом вообще взял выбор спектаклей на себя. Помню хороший был спектакль про Египет. Замечательный спектакль был. Да. Вообщем, женщины. Ну ты же знаешь этих женщин! Им, что бы они хоть что то запомнили нужно это что-то раз десять повторить, они еще раз пять переспросят и начнут догадываться о теме разговора. Не то что мы, мужчины. Нам то один раз основательно объяснишь и дело в шляпе! Да что я распинаюсь, ты и сам знаешь. Ты ей того, поэзию свою посвяти, цветы подари – она и перемениться. Внучка моя личность неординарная. Совершенно творческая. К ней подход нужен,. Но ты смотри, узнаю что обижал!

АНТОН - Я… да, что вы…

ДЕДУШКА - Да что это я действительно… Смешно. Аннушке надо бы сказать что бы она тебя не… в смысле любила и почитала. Ммммда…. Да ты, Антош, ты сразу как вощол, еще там, в загсе – я понял – хороший парень!!!

АНТОН - Вы, Владимир Николаевич, не подумайте чего. Я вашу Аннушку люблю. Да! Люблю ее! И я за нее и в огонь и в воду!

ДЕДУШКА - Не горячись, сынок, тьфу, внучок. Ты случаем того, жучков в микроскоп не разглядываешь, нет?

АНТОН - Нет, я ни к каким жучкам отношения не имею. Я с оборудованием и программами работаю. Проекты представляю, программы на ошибки проверяю, слежу за исправностью системы..

ДЕДУШКА - Все, все, не гони. Понял. А рисовать, как? Всякие там чертежи, архитектура?

АНТОН - Эээ.. нет. Ну в принципе с помощью программы одной… Простите, а должен? Я могу… 

 

Для продолжения прочтения пожалуйста зарегистрируйтесь или зайдите на сайт.






2018  Писательница Валерия Лисичко   (авторский сайт)

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru