logotype

Логин      /     Регистрация

Вторник, 17 Июля 2018 года

 

Девственница

Серия "Мистические истории"

Бумажная версия, pdf, fb2, txt

Характеристики: 36 страниц,
isbn 978-5-7974-0278-7, 
Издательство «Икар», 2012г. Формат 84х100/32/.

Купить: 
в Wikers
В издательстве Икар

Электронную книгу в форматах pdf, fb2, txt как бонус получат первые сто участников, оказавших помощь проекту. Подробнее

Бумажную книгу, как бонус получат первые сто участников, оказавших помощь проекту. Подробнее

 

 

Фоторисунок: девушка с сердцем в руках качается на качелях, что привязаны к ветви тонкого деревца

_________________________________

Написано в 2009 году.

ЧИТАТЬ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Девственница

Вечер окутал землю.

Пауль поднялся на холм. Прохладный воздух бодрил. Легкий ветерок обдувал лицо. Отсюда открывался прекрасный вид: домики как игрушечные разбросаны среди холмов. Сколько воспоминаний было связано с этим лесом и деревней, уютно устроившейся в лощине!

Во многих домах горел свет… А на площади у церкви люди заканчивали последние приготовления: несколько дородных женщин украшали центральную улицу, мужчины мели площадь, к центральному столу несли всякую снедь. Как ни как дети двух самых богатых семей должны соединить свои судьбы. Завтра свадьба. В общем-то ради этого Пауль и вернулся домой. На свадьбу хотели пригласить лучших священников, чтобы церемония была незабываема…

Пауль много лет не был дома, а тут — это послание с просьбой привезти священников для проведения церемонии. О вознаграждении просили не заботиться, обещали не обидеть.

Пауль работал при церкви: переписывал книги, разбирал и сортировал записи и документы, вел дела. Он был одним из многих, хотя когда-то стремился стать самым ярким. Но жизнь поставила его на место. В своей деревне он был действительно лучшим. Все восхищались им, хвалили его и искренне любили. Он хотел пойти дальше. Родители поддержали его. Родители… Он был далеко, погружен в свои дела и мысли. Последние годы их жизни пролетели без него. В начале — мать, затем — отец. А он все стремился к чему-то. Он долго казался себе «избранным». Но оказалось, что все его окружение состояло из «избранных». Пауль прозрел… Прозрел поздно и с болью. Но прозрел.

Он был оторван от родных, да и слишком далеко в своих мыслях и суждениях он ушел от деревенских. Своим среди церковников не стал. Стал одиночкой, зависшим между «корнями» и призрачным, фантастическим будущим, которое никогда не настанет. «Завис» в мрачном переписывании книг и ведении документов. В конце концов, в этом тоже была своя прелесть.

— Братья собрались, — раздалось за спиной.

Пауль обернулся. В тени деревьев стоял Рих.

— Да, — Пауль окинул взглядом погрузившуюся в темноту деревню и спустился к Риху.

Они прошли между деревьями к месту стоянки. Ван, Игр, Кристоф и Ироз грелись у костра, но, увидев Пауля с Рихом, поднялись, и все вместе, не говоря ни слова, двинулись вглубь леса, к поляне у родника. Мрачные, сосредоточенные лица. Они настраивались на ежедневный ритуал. У каждого при себе была плеть.

Церковники приметили поляну еще днем: мягкая низкая трава, деревья вокруг и тихое журчание родника…

До деревни — рукой подать, но церковники не хотели пугать местных жителей предстоящим ритуалом.

— Они люди серые — рассуждал Пауль. — Им не понять.

Деревья расступились, и церковники вышли на поляну.

— Смирим плоть нашу от пагубных желаний! — объявил Рих.

И все разом опустились на колени.

Пауль был рад, что они остановились в лесу, в дали от любопытных глаз…

Он внутренне готовился вернуться домой. То, к чему он стремился когда-то, было связано с деревенской жизнью: наивные мечты и представления. И чем больше Пауль думал о доме, тем сильнее ощущал контраст между прошлым и настоящим.

Пауль оторвался от собственных мыслей, посмотрел на сосредоточенные лица братьев и глубоко вдохнул.

Братья обнажили спины. В их руках — плети.

Пауль поднял голову: наверху звездное небо с легкими дымчатыми облаками.

Пауль зашептал молитву. Ладони его вспотели. Он сильнее сжал плеть. Все его тело в напряжении ожидало ударов. Он размахнулся, стиснул зубы и, не переставая молиться, ударил. Плеть с силой резанула спину. Удар за ударом. Кровь прилила к голове. Глаза заслезились. Пауль презирал себя за слабость, за желание отступить, за то, что так кривится от боли. И с двойной силой обрушивал удары на спину. И горячо молился.

Пауль почувствовал, как от очередного удара лопнула кожа, кровь теплой струей потекла по спине. Но Пауль и не думал останавливаться. С каждым ударом он доказывал себе, что сильнее…

Внутри — агония.

Пауль довел себя до изнеможения. Но остановился только, когда сознание стало покидать тело. В глазах потемнело. Руки ослабли. И окровавленная плеть выпала из них. Пауль повалился на землю.

Зрение медленно прояснилось. Он видел очертания травинок перед лицом, размытые силуэты братьев… Пауль захрипел и перевернулся на спину. Он старался не обращать внимания на жгучую, разъедающую боль.

Звезды смотрели на него, и как перышки, плыли по небу облака.

 

***

Кайра долго ворочалась в постели — ей было душно. Ее душило ожидание. Внутри бурлил неиссякаемый поток энергии. И чем больше Кайра пыталась успокоиться, тем сильнее разгорался этот огонь. Кайре казалось еще чуть-чуть и энергия, вместо того что бы заряжать силами, обернется против нее.

Девушка поднялась с постели. Прислушалась. Тишина… Значит, все спят.

Завтрашний день распланирован как по нотам. Он не сильно беспокоил Кайру. Она уже считала завтрашний день свершившимся событием и покоренной вершиной. Но чувство ускользающего времени беспокоила ее. Пустая ночь — без событий, без мыслей и планов, не пригодная даже для сна.

Впервые в ней было столько энергии и совершенно некуда было эту энергию направить.

Тонкой иголочкой всплыл в памяти вечерний разговор о церковниках — они должны будут прийти на рассвете. А ночью — точно спят — ни один путник не станет бродить по обманчивому лесу в потемках — слишком рискованно. Кайра прикинула, что от рассвета до момента церемонии не так уж много времени, а значит остановились церковники не далеко. Возможно, сумерки застали их в паре-тройке километров от деревни.

Мысли о церковниках — это дерзкое именование священнослужителей веселило Кайру — все больше затягивали ее. Они уже представлялись ей существами из другого мира, оттуда, где за чащами лесов раскинулись владения цивилизации. Ночь… Кайра в своей уютной комнате, а они затеряны в чаще лесов. Какие они? Как ведут себя, когда никто не видит, когда прихожане не смотрят на них, как на глашатаях Святого слова? В конце концов они живые люди. Должны же они шутить, ошибаться, грешить?

Любопытство все больше овладевало девушкой.

И все четче прорисовывалась цель нового приключения.

Сегодня — последняя ночь ее свободы. Впереди свадьба. Когда если не сегодня бросать вызов судьбе?

А ей уже не терпелось увидеть их. Она непременно должна стать первой кто увидит их. Не может же она уступить первенство кому то из деревенских?!

 

Она выскользнула через окно. Направилась в сторону леса.

Грунтовая тропка бежала вдоль родника.

«Церковники точно идут по этой тропе, — думала Кайра. — Это единственный надежный ориентир, к тому же пресная вода всегда под рукой».

Заходить ночью в лес одной — рискованно. Кайра испытывала волнение, хотя и не подумала отступиться от своей взбалмошной затеи. Наоборот, она решила во что бы то ни стало найти церковников.

За спиной оставался дом. Кайре не хотелось, что бы ее отсутствие обнаружилось. А значит нужно действовать быстро. Да и ночь — не вечна. Кайра торопилась, чередуя бег и быстрый шаг, она двигалась к призрачной цели. Воображение рисовало ей то строгих пожилых мужчин с четками и плотными, привыкшими быть сложенными лодочкой ладонями, то огромных мощных титанов, готовых взвалить на свои плечи небо, то щуплых морщинистых стариков пропитанных пылью книг.

Кайра знала, что один из церковников когда то жил в деревне. Она не помнила его. Поговаривали, что он странный: много читал, говорил о Боге и вере. В конце концов подался в город и осел там при каком то храме. Еще поговаривали, что он был монахом, но сбежал…

Мысли бестолковой вереницей проносились в голове девушки. Образы представали, рассеивались и уступали место новым. Кайру переполняло предвкушение. Она полностью отдавалась новому капризу. У нее впереди была целая ночь. И Кайра собиралась воспользоваться ей с лихвой.

Кайра стремилась вперед.

Она хорошо знала эти места. Даже коварная ночь, так старательно преображавшая мир не могла сбить смелую девушку с пути. Вскоре картину привычных ночных звуков нарушил чуждый, незнакомый ей шум. Смесь хриплых стонов и хлестких щелчков. Кайра замерла, пытаясь понять, откуда идет шум. Кому как ни ей знать обманчивость леса, когда эхо уносит звуки, искажает их и будто строит ловушки для нерадивых путников. Но сейчас Кайра была уверена: шум исходит от людей, и они рядом…

Кайра пошла на звук.

Деревья расступались, открывая густую, почти вязкую темноту. Ночного воздуха было так много, что голова кружилась. Кайра осторожно ступала, как дикий зверь во время охоты… Шаг за шагом — напряжение — шум все ближе. Наконец показались первые силуэты меж деревьев, ближе, ближе. И…

Поляна, освещенная блеклым лунным светом. Шестеро обнаженных по пояс мужчин — на коленях. Они нещадно бьют себя плетьми. Прямо перед Кайрой один из них — спиной к ней.

Воспаленная спина в ссадинах, царапинах и кровоподтеках. А он продолжает безжалостно истязать себя.

Плеть в очередной раз опускается на спину, и кожа, не выдержав напряжения, лопается. Кайру мучают смешанные чувства. Казалось бы, подобное зрелище должно вызвать отвращение, но нет! Она смотрит как завороженная и не в силах отвести глаз. Что это? Какой то обряд? В ее деревне никто и никогда не делал подобного…

Кайра медленно опустилась на траву. Ноги отказывались держать ее. Кайра вся превратилась в зрение. Она не могла — не хотела пропустить ни одного удара. Душа ее металась. Ей захотелось подойти к мужчине, прижаться к его окровавленной спине, провести пальцами по царапинам и рубцам, дотронуться губами…

Но как зловеще выглядели эти мужчины в мерцании лунного света! Как завороженная Кайра взирала на это пугающее и торжественное зрелище.

Кайра покрылась испариной. Один из мужчин остановился. Он стоял на коленях, опустив плеть, и смотрел в землю. Он тяжело дышал. Другой с такой яростью истязал себя, что плеть выскользнула из его руки, и он без чувств повалился на землю. Третий отложил плеть и встал на четвереньки. Тяжело дышал.

Тот, что повалился без чувств, пришел в себя. Открыл глаза и несколько секунд лежал, не шевелясь. Затем порывистым движением перевернулся на спину, поморщился от боли и замер. Он смотрел в небо.

Кайра поняла, что пора уходить. Она решила отползти вглубь леса — туда, где тьма сокроет ее. Ей стало страшно. Вдруг эти мужчины увидят ее? На что они способны? Если так беспощадны сами к себе, то что могут преподнести ей? Сердце билось как у загнанного зверька. Она боялась подняться, поэтому медленно, толкаясь руками и ногами, отползла назад в темноту. Вскоре деревья сомкнулись. Кайра была достаточно далеко. Она поднялась на ноги, отряхнулась. Голова кружилась. Щеки горели, а в душе… Вся ее жизнь показалась Кайре блеклой и не интересной.

Девушке необходимо было прийти в себя. Она подошла к роднику, омыла лицо холодной водой, затем погрузила руки по локоть в источник. Ледяные воды уносили напряжение. Кайра успокоилась.

За спиной послышались шаги.

Кайра вскочила на ноги и спряталась за дерево.

К роднику подошел мужчина, один из тех, что беспощадно стегал себя. Он был ближе всех к ней. Его спину она видела так четко! Там, на поляне, Кайра не обратила внимания на его рост, а теперь перед ней предстал огромный мужчина, настоящий медведь. И повадки его напоминали медвежьи — неповоротлив, скованные движения — будто он стеснялся своих размеров.

Кайра судорожно сглотнула. Ей было любопытно, но она чувствовала угрозу, исходившую от мужчины. Он не заметил ее, склонился над проточной водой, умылся. Она безотрывно смотрела на него. Он почувствовал, обернулся, и она встретила его взгляд — спокойный, немного грустный… Первой ее мыслью было сбежать, но она не сделала этого. Она улыбнулась ему и вдруг рассмеялась. Он показался ей забавным и совершенно безобидным. И ее звонкий смех разнесся над водой. Он сделал шаг ей навстречу, а она скользнула в темноту.

От его растерянного вида, по-детски наивного взгляда ей стало так радостно!

Он не погнался за ней.

Кайра незамеченной вернулась в деревню, пробралась в свою комнату и легла в теплую постель.

Но что-то изменилось в ней.

Завтра она выйдет замуж за главу деревни, получит деньги, власть и его… Он любит ее. Казалось бы, все мечты сбылись. Ведь она так долго добивалась именно этого… И теперь накануне свадьбы она поняла: этого мало… Маленькая деревня в глуши. Любящий муж. Обеспеченная жизнь… Раньше это казалось счастьем. А теперь — так мало…

Она заснула, обуреваемая сомнениями.



***

Пауль шел впереди. Среди своих спутников он был единственный, кто возвращался домой. На душе тепло и грустно. Здесь он когда-то бегал, прятался за этим холмом, залезал на это дерево. В голове мелькали образы детства. А потом была юность, и он выбрал свой путь… Состояние родителей позволяло учиться в городе. Оно давало возможность заниматься любимым делом. Талмуды книг, летописи… Сколько книг отделяют его от прошлого?

Деревня вынырнула из-за холма так неожиданно — шум, веселье, музыканты…

Пауль улыбнулся. Ему навстречу вышла полная матрона. В ней он с трудом узнал свою тетушку. Она обняла его, похлопала по спине.

— Целую вечность тебя не видела! Соскучилась… Столько изменилось. Столько произошло! А мы уж начали бояться, что вы не поспеете, — приговаривала она.

Так же радушно тетушка поприветствовала и остальных. Она усадила их за длинный стол, налила всем по большой кружке пива.

Вокруг танцевали дети, женщины и мужчины. Музыканты играли веселую мелодию.

Настроение священников поднялось. Вскоре они смеялись, поднимали кружки с пивом за здоровье молодых.

— Давно я так не веселился, — расхохотался Ван.

— Ты то?! — Ироз хлопнул его по плечу. — Уже месяца два, не меньше!

— Да уж, — поддержал Ироза Пауль. — Ты же не одной свадьбы в округе не пропустил.

— Да я… Мне нравится людям радость нести, судьбы скреплять.

— Особенно когда богатый жених золотом дает, а невеста — со слезами, — Пауль то же похлопал Вана по плечу.

Кристоф только головой покачал и уставился в кружку.

— Побольше бы свадеб, — мечтательно сказал Игр, поглаживая деревянные четки.

Только Рих сидел чуть поодаль и безотрывно смотрел на одну из танцующих — на красавицу-невесту. Она мельком глянула на Риха, и глаза ее сверкнули.

Рих смотрел по-детски наивными глазами. Этот странный взгляд не понравился Паулю.

— А ты что думаешь о свадьбах? — обратился Пауль к Риху.

— Я? — Рих посмотрел на Пауля отсутствующим взглядом. — Это красиво. Люди скрепляют жизни и судьбы перед Богом — это большая ответственность…

— Самое главное, чтобы платили, — добавил Игр.

— Да, — поддержал Ван. — Когда бы я смог купить одной прекрасной Брунхильде ожерелье, а второй… Что бы я сделал со второй… — Ван мечтательно прикрыл глаза.

— Не стыдно грешить? — с улыбкой хмыкнул Пауль.

— Я замолю… Ну не виноват я, что ореол над моей головой так нравится женщинам, а особенно роковым и соблазнительным красоткам!

— Это дьявол тебя искушает! — замогильным голосом проговорил Игр, выставив вперед трясущуюся руку. — Дьявол…

— А разве не грех отказать в душевном тепле и поддержке? А если для них именно это — тепло и поддержка? Я несу в мир добро и любовь!

Пауль оставил собратьев и подошел к Риху.

— Пауль, — начал Рих. — А ты в красоту веришь? В такую чистую, безупречную красоту?

— Конечно… — Пауль не совсем понял вопрос.

— А в ангелов? Могут в телах людей существовать настоящие ангелы?

— Ты о чем?

— Ну… человек такой чистый и непорочный, как ангел…

— Пиво плохо на тебя действует, — Пауль хлопнул Риха по плечу.

 

***

Кайра вся отдавалась танцу. Сегодня последний день ее свободы. И один из церковников так смотрит на нее… Один из церковников… Ха! Тот самый! Она узнала его! Тот самый наивный рассеянный мишка… Он узнал ее? Да, скорее всего. И это так будоражит! Хочется танцевать и танцевать, не останавливаясь! Раствориться в танце и в его глазах. Только бы он не прекращал смотреть!

И он не прекращал.

Сегодня она станет наследницей двух самых богатых фамилий… Но свободной ли?

Рядом будут родители. Они со своей заботой и нравоученьями не дадут вздохнуть полной грудью. И муж… Старше на много лет. Будет как третий родитель. Она окажется загнанной в угол. И так до их смерти… А вдруг они проживут долго? Вся жизнь насмарку! Угождать им, лицемерить. Ухаживать, если они заболеют…

Отвращение к собственному будущему все сильнее охватывало Кайру.

И каждый раз, когда она, танцуя, встречалась с завороженным взглядом этого церковника, душу ее терзали демоны… Они шептали, и речи их, соблазнительные и сладкие, обещали так много…

Подумаешь — переступить маленький людской закон… Поддаться искушению. Нельзя упускать шанс! Они хорошо пожили — пора и ей получить свое!

Нет, она не станет ждать, томиться, играть роль милой и наивной. Сегодня она получит больше, чем могла мечтать. И демоны с наслаждение вздохнули в глубине ее души и затихли. Они нашли дом в ее сердце. Теперь Кайра ощущала внутреннюю целостность. Больше она не сомневалась.

Музыка прекратилась. А Кайре так хотелось танцевать!

Музыканты подошли к столу, налили по кружке пива. Они заговорили между собой, и Кайра поняла, что это надолго.

Кайра заметила мать с краю стола, подошла к ней. Мать разливала пиво по кружкам и ставила на стол. Кайра замялась, не зная с чего начать.

— Что грустишь, дочка? — мать ласково улыбнулась.

— Не знаю… — протянула Кайра.

— Жених чем обидел? — и мать лукаво подмигнула дочери.

— Нет, что ты… Он — никогда. Я узнать хотела…

— Да? — Мать поднялась, поправила волосы Кайры.

— Все эти, — Кайра неопределенно кивнула в сторону священнослужителей и музыкантов. — Где ночевать будут?

— Ох, не беспокойся, дорогая! Кто-то в доме Пауля… У него такой большой дом… Хорошо, что Пауль вернулся. Дом хоть не на долго наполнится жизнью, а то пустует и пустует. А может, Пауль и останется…

— Останется?! — удивилась Кайра.

Эта идея ей не понравилась. Пауль казался проницательным и властным. Нет, такой не удовлетворится родительским домом в глухой деревне.

— А что?! Здесь его дом… Чем черт не шутит?

— Да, чем черт не шутит… — повторила Кайра.

— А разве они все в доме Пауля поместятся?

— Ну кто-то у нас переночует..

— А можно… — Кайра подняла по-детски наивные глаза. — Можно я расселю?

— До того ли тебе! — расхохоталась мать. — Мы с отцом сами все сделаем.

— Но это моя свадьба, я сама хочу, — надула губки Кайра.

— И речи быть не может, — отмахнулась она от дочери.

— Но…

— Иди, развлекайся.

— Но я очень хочу, — Кайра была готова заплакать.

— Ладно, — смилостивилась мать. — Говори, кого где поселим.

Кайра просияла, повернулась к церковникам.

— Так, этого, — Кайра указала на Игра, — вместе с Паулем, и этого, — ткнула пальчиком в Ванна, — а этого, — Кайра указала на Риха, — возьмите к себе, пожалуй…

— Все? — мать пожурила единственное чадо.

— М-м-м… да. Запомнишь?

— Да.

— Обещаешь?

Мать Кайры — полная жизненных сил и очарования женщина, улыбнулась, желая слегка подразнить дочь, лукаво прищурилась и громко повторила:

— Да!

Кайра чмокнула ее в щеку.

— Ну все, иди, развлекайся, — замахала руками мать.

Кайра послушно кивнула и направилась к другому столу.

Но ее остановил отец — крепкий высокий мужчина с благородной сединой у висков.

— Доченька…

— Да папа.

— Что-то ты себе места не находишь. Если не уверена, еще не поздно все отменить. И жених тебя поймет.

— Папочка, я во всем уверена.

— Подумай, это точно тот человек, с которым ты хочешь прожить всю жизнь? Пока ваш союз не скреплен на небесах…

— Ну, папа!

— Я просто хочу, чтобы ты была счастлива. А ты не похожа на счастливую новобрачную. Мечешься, как загнанный зверек… У меня на сердце не спокойно, когда смотрю на тебя.

— Всё хорошо. Правда.

— Никто не посмеет осудить тебя. Если…

— Я не сомневаюсь. Честно. Я счастлива. Я решила.

— Хорошо… — отец с облегчением вздохнул. — Ну ладно, иди веселись!

— Пап… — протянула Кайра. — Ты очень хочешь, чтобы я была счастлива?

— Конечно!

— И что ты готов ради этого сделать?

— Я? Да я готов хоть жизнь отдать, если тебя это счастливее сделает!

— Правда?

— Само собой! Мы с мамой ради твоего счастья…

— Спасибо, пап. Мне просто очень важно было знать! Спасибо. — Она чмокнула отца в щеку. — Ну я побежала веселиться!

— Давай, давай!

Кайра увидела жениха за одним из столов и устремилась к нему.

Он одарил ее нежным взглядом и взял за руку.

— Кайра, наконец-то этот день настал… Я так долго ждал этого момента…

— Да. Наконец-то, — ответила Кайра.

Она заметила, что пиво в его кружке заканчивается, и ту же заменила его кружку на одну из тех, что с таким усердием наполняла ее мать.

— Сейчас священники отдохнут после долгого пути, и начнется обряд… — Он взял кружку и сделал несколько глотков.

— Да. Любимый, — Кайра пододвинула к нему еще одну полную кружку.

«К вечеру ты будешь с трудом передвигать ноги», — подумала она.

 

***

Настала ночь. Кайра — на брачном ложе с супругом. На ней — белоснежная сорочка из полупрозрачной газовой ткани. На нем — праздничный костюм. Он еще не разделся. От него пахнет пивом и потом. Он простой деревенский фермер, и она презирает его. Но она ласкова с ним. Он гладит ее по голове, подвигается ближе. Она краснеет и опускает глаза.

— Ты пьян, — шепотом произносит она.

— Ты права, я выпил лишнего.

— Я… — она запинается.

— Да?

— Я не хочу, чтобы мы… Прошу тебя, отложим до завтра, я устала, и я не хочу… Я боюсь и…

Он кивает.

— Если ты хочешь подождать, мы подождем.

Кайра с облегчением вздыхает. Он нежно целует ее в плечо, отворачивается к стене и засыпает.

Кайра хорошо изучила его. Теперь он проспит до утра, хоть из пушки стреляй.

Она осторожно выскользнула из постели, накинула теплый шерстяной платок. В ее юной голове созрел план. Красивый и безжалостный. В ней много детского, а дети самые жестокие создания.

Она отправилась в сарай. Кайра ненавидела боль, но ради собственного будущего… Она взяла в руки камень, которым обычно подпирали дверь, размахнулась — ей не хотелось этого делать, но это было необходимо — и нанесла себе удар в плечо. Боль волной прошла по телу. Камень выпал из рук, Кайра сложилась пополам от боли, но не закричала. Она отдышалась — боль утихла. Кайра нещадно расцарапала руку и для полноты картины слегка оцарапала лицо.

 

***

Рих долго не мог заснуть. Черноокая красавица не шла из головы. Ее легкие движения… Рих был уверен, что именно ее видел в лесу накануне свадебных торжеств. Казалось, сама судьба указывает ему. Но на что?

Кайра — прекрасное имя. Такое имя подходит ангелу — светлому ангелу.

Рих верил, что на земле существуют люди, подобные ангелам. Не могут не существовать. Вдали, среди лесов, где природа не тронута цивилизацией, рождается непорочная красавица…

Он вертелся с боку на бок и наконец забылся тяжелым сном. Его разбудило легкое прикосновение. Он открыл глаза и… Она! Полумрак, блики на ее лице…

Он сел.

— Простите, — прошептала она и опустила глаза. — Мне больше не к кому обратиться… — Она откинула прядь со лба, и он увидел раны на ее нежном лице.

— Что случилось? — происходящее казалось ему сном.

— Мне не к кому больше идти. Моя семья, мой муж… Власть сосредоточилась в их руках… Это так пошло и низко! Никто не пойдет против них. Я не хотела выходить за него, но родители решили… Они продали меня! — Кайра с отчаянием впилась в него взглядом. В глазах девушки стояли слезы. — Моя семья состоятельна, а он глава деревни. Он отвратителен мне… И этой ночью, в нашу первую ночь он напился, и стоило нам остаться наедине, избил меня!

Кровь Риха закипала. Неужели кто-то мог посметь обидеть Кайру? Он, Рих, никогда бы не поднял на нее руки! Но Кайра сидит рядом с ним, несчастная, униженная… Риху в голову не шли слова. А воображение рисовало страшные картины: озлобленный пьяный муж бьет несчастную Кайру. Она жмется в угол, просит остановиться, но нет…

Рих хотел утешить ее — погладил по щеке…

Она вздрогнула, отпрянула. Теперь глаза ее расширились от страха.

— Простите, — пролепетала она. — Я бы никогда… Никогда не пришла к вам. Мне лучше уйти.

Но Рих схватил ее за руку.

 

— Прости… Я не хотел тебя обидеть… Я не позволю обижать тебя…

 

 

Для продолжения прочтения пожалуйста зарегистрируйтесь или зайдите на сайт.






2018  Писательница Валерия Лисичко   (авторский сайт)

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru