logotype

Логин      /     Регистрация

Суббота, 20 Января 2018 года

Рецензия на книгу Алессандро Барикко «1900-й. Легенда о пианисте», или «Новеченто. Легенда о пианисте».

 Обложка книги Алессандро Барикко 1900 Новенченто легенда о пианисте  Тысяча девятисотый. Легенда о пианисте. Книга также известная под названием «1900-й. Легенда о пианисте», или «Новеченто. Легенда о пианисте». Новеченто в переводе с итальянского значит 1900, в тоже время является именем главного героя и годом его рождения.

…официально он никогда не появлялся на свет.

Перед читателем разворачивается история музыканта начала двадцатого века, который всю жизнь провёл на корабле и ни разу не ступил на землю: родившийся и проведший жизнь на судне, в Океане, гениальный пианист и необыкновенный человек.

Потрясающе написанная (и переведённая Наталией Колесовой) тоненькая книжица: волшебный язык, классная идея и красивая, ненавязчивая историческая оболочка. Читается на одном дыхании, захватывая и кружа своего читателя в танце.

Считается, что для хорошей книги обязательно нужны: любовная история и уход или появления персонажей на каждой десятой странице. В этой книге нет раскрытой любовной истории, но есть настоящая, живая дружба. Герои не появляются и не умирают на каждой десятой страницей, зато есть столько классных интересных мыслей, наблюдений и выводов, что фокусы с появлениями и исчезновениями просто не нужны.

…корабль ты, конечно, можешь покинуть, а вот Океан…

…когда танцуешь, невозможно умереть, и ты чувствуешь себя Богом.

И мы играли регтайм, потому что под эту музыку танцует Бог, когда Его никто не видит.

Ты жив, пока у тебя есть хорошая история и кто-то, кому ты можешь ее рассказать.

… они поднимались на корабль с едва прикрытой задницей. … какими они сходили в конце путешествия, - все хорошо одетые, мужчины даже в галстуках, а дети – в таких белых рубашонках… в общем за эти двадцать дней путешествия они умудрялись кроить и шить, так что в конце пути на корабле не оставалось ни занавесок, ни простыней – ничего: они шили себе одежду, подходящую для Америки. На всю семью.

…любой человек, привыкший жить в мундире, в конце  концов, и мыслит тоже в мундире.

Мы танцевали с Океаном.

Он умел читать людей. Следы, которые на них оставили места, звуки, запахи, родная земля, жизненные происшествия… Все на них написано. Он читал и с величайшей тщательностью расставлял, систематизировал, приводил все в порядок…

Нужна была такая музыка, которая скользила бы по занавескам и под кроватями, никому не мешая.

Не думай, что я несчастлив: я никогда больше не буду несчастлив.

Это лицо – постаревшее, но постаревшее красиво, без следов усталости.

И желания тоже здесь были, но лишь те, что могут возникнуть на расстоянии между носом и кормой.

Земля – это корабль, слишком большой для меня.

Каждый шаг – одно желание, с которым я прощался.

Когда она встала, это не она ушла из моей жизни, это были все женщины в мире.

Я попрощался с музыкой, со своей музыкой, в тот день, когда я сумел сыграть ее всю одной лишь ноткой, длившейся мгновение.

Великолепная, волшебная книга! Читая её, ты словно танцуешь, и со страниц отголосками эхо доносятся звуки музыки.

Оставленного на корабле-пароме, служащем для многодневной перевозки пассажиров, ребенка эмигрантов подбирает один из темнокожих служащих корабля. Руководство в замешательстве - ребенка крайне сложно провести по бумагам, ведь он найден на независимой территории, а по праву рождения вообще не понятно к какой стране относится. Ясно одно - к одной из тех нищих стран, которые не будут рады еще одному бездомному, безродному голодному рту. Так малыш становится частью корабля, человеком, не существующим по бумагам. Ребенок оказывается не простым - в нем бурно развивается дар пианиста. Темнокожий названный отец присваивает ребенку странное имя - тысячадевятисотый, что на итальянском звучит, как Новеченто, ведь ребенок рожден и найден на стыке столетий - в 1900 году.

Алессандро Баррикко - известный итальянский писатель, драматург, журналист, эссеист, литературный и музыкальный критик. Родился в 1958 году. Достаточно быстро завоевал популярность и авторитет. Он пишет широкими мазками. Это автор, которому не нужны детали для создания полноценных образов. Ассоциативно история пианиста Новеченто навеивает "Чёрную скрипку" Фермина - те же широкие мазки, тот же скромный объём, и в центре внимание взаимоотношения человека со звуком, рождённым струнным инструментом. Но если у Фермина есть проседания, когда сюжет кажется нудноватым, или диалог утомляет, то Барикко пишет на одном дыхании, весь сюжет - равнонатянутая струна. И более четко и ярко Барикко закрывает сюжетные линии, более ярко и мощно рисует взлеты и падения, создает эмоциональные обрывы. 

"1900-й. Легенда о пианисте" - история о настоящем художнике. Ему не нужны особые условия, впечатления. Ему нужны только его краски и кисть, чтобы не просто нарисовать увиденное, а раскрасить, наполнить собственную жизнь. Новеченто всесилен не потому, что может менять мир, а потому что без изменения окружающего пространства, способен изменить себя и наполнить свое существование. Кажется, что если запереть этого человека в камеру диаметром в метр без окон и дверей, он проживет свою жизнь не менее насыщенно и полно, чем на корабле, не менее насыщенно и полно, чем те, кто путешествуют по миру, встречая каждый новый рассвет в новом месте.

 В 1998 году режиссером Джузеппе Торнаторе был снят одноименный фильм по книге, главную роль в котором исполнил Тим Рот (сериал: Обмани меня):
фильм 1900-й легенда о пианисте, с Тимом Ротом в главной роли
____________фильм на ютубе___________

По пятибальной шкале:

Тема: одиночество и всесилие гения, идея иного сценария социализации, взгляд на начало века, воодушевление и падение.

Персонажи: 5

Динамика: 5+

Образность: 5 волшебно

Резюмирую: прелесть, нежная книжка с душой. Рекомендую всем.

 


2018  Писательница Валерия Лисичко   (авторский сайт)

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru