logotype

Логин      /     Регистрация

Понедельник, 22 Января 2018 года

Рецензия на книгу Джулиана Барнса «Предчувствие конца»

обложка книги Джулиана Барнса Предчувствие конца

Мастурбация, комки спермы, запор, первая любовь (которая так и не отдалась, а только морализаторствовала, при этом, как обычно и бывает с морализаторами – оказалась человеком с гнильцой, ну, или по крайней мере, с двойным дном).

И все это вспоминает солидного возраста мужчина, переосмысляя свою жизнь; точнее определенный элемент жизни, связанный с первой недолюбовью к вредной и эгоцентричной, сильно раздражающей девушке. А еще самоубийство друга, одинокая старость, заведение добрых связей в больнице, в которой с высокой долей вероятности пройдут последние дни и идеализация первого чувства и той самой нудной и странной первой любви.  

«Однако, с точки зрения закона самоубийца по определению безумен, по крайней мере в тот момент, когда лишает себя жизни. И закон, и общество, и церковь дружно заявили, что вменяемый, здоровый человек не способен на самоубийство. Не опасались ли они, что логические рассуждения этого самоубийцы поставят под сомнение сущность и ценность человеческой жизни, в том виде, в каком она регламентирована государством, которое платит коронеру?»

«… он выстраивал логические рассуждения и затем совершал поступки, основываясь на логических выводах. Подозреваю, что мы, в большинстве своем, поступали как раз наоборот: принимали скоропалительные решения только потом, чтобы их оправдать, подводили философскую базу».

Очень красивые описание – по сути натуралистичное шоу про мистера какашку и миссис струю мочи. Видно, в детстве автор читал книги типа «Кто наложил кроту на голову?»

фрагмент из книжки про крота, которому наложили на голову
книжка про крота, который искал, кто наложил ему на голову

И театральная постановка по мотивам сказки (одним словом, крот с какахой на голове - современная Европейская классика):

из натуралистичного шоу  
детская передача детская передача герои  


Игрушки в виде капельки мочи и какашки: налетай! Теперь герои детей выглядят так.

В свете популярных детских шоу не удивительная авторская тенденция к натурализму, но от осознания этого факта менее отталкивающей она не становится. 

По сути непонятно, чем конкретно заканчивается книга: концовка невнятная – может быть несколько трактовок, однако автор мыслями главного героя даёт понять, что нашему герою как раз всё однозначно понятно.Красивая, изящно написанная история. Как если бы дорогие ткани с роскошной отделкой и великолепными декорациями, талантливо засняли на шоу про мистера «комок спермы». Бескомпромиссный натурализм.

По героям:

- главный герой: малодушный, нерешительный и трусливый: вызывает странный внутренний диссонанс между отвращением и жалостью; 

- первая любовь главного героя – просто злит;

-  жена создаёт образ ограниченной и грубой особы – симпатии не вызывает;

- вторая, или третья недолюбовь героя (та, которая путешественница), пожалуй, единственный приятный образ.

Самое удивительное, что именно эта книга автора взяла Букера. Возможно, Букер был присуждён «Предчувствию конца» за совокупность предыдущих заслуг, или наш переводчик подвёл (в чём сомневаюсь). Интересно, что получения литературного Оскара, автор трижды попадал в шорт-лист премии. А ранее был награждён престижной литературной наградой премией Сомерсета Моэма.  Книга пропитана атмосферой беспомощности и безисходности. 

За плечами автора – фундаментальное Оксфордское образование и лексикографа оксфордского словаря. Поэтому, возможно, книга написана «для немногих счастливцев», живущих на уровне гениев, сверх интеллектуалов и так далее. Но мне здесь, почему-то вспоминается сказка Льва Толстого, о человеке, который в торговой лавке тончайших нитей хотел купить; торговка предложила ему тонкую шелковую нить, но он спросил ещё чего потоньше, тогда она предложила ещё более тонкую нить, однако покупатель не успокаивался и просил тоньше; она показала ему едва заметную на свету нить – тоньше паутинки; опять он хотел тоньше; торговка махнула рукой на пустой ящик, мол, бери тогда такие тонкие нити, что их даже не видно. И довольный мужик купил пустой ящик и потопал с ним домой. Так и у Барнса: смысл настолько тонок, что его нет. 

Книга неожиданно напомнила повесть Муратова «Плайя де Аро»: такой-же беспомощный и жалкий герой. Только Муратов своего героя с колен поднимает и читателю появляется за что его уважать, а Барнс до конца выживает жалостливо-беспомощную тему. 

Ещё прошла ассоциация с Мураками «К югу от границы на запад от солнца»: та же странная атмосфера невнятной потерянности и безысходности, тоже возвращение к первым сильным чувствам и их преобладание над остальной жизнью… Но Мураками опять таки даёт герою перерасти эту привязанность и пойти дальше. А Барнс нет. Так что обе ассоциации не в пользу «Предчувствия конца».

 По пятибальной шкале:

Тема: 2 переосмысление и подведение жизненных итогов

Персонажи: 3 неприятные, не симпатичные 

Динамика: 4 – переливается из одного в другое плавно, красиво, эстетично

Образность: 5

Креатив: 0

Резюмирую: слишком тонко.

 


2018  Писательница Валерия Лисичко   (авторский сайт)

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru